ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас

Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас. Недолго сомневаясь, Ричард повиновался инстинкту: подошел к бассейну и ступил в воду.

Прохладная, чистая вода! С шипением, как раскаленная докрасна сковорода, он опустился на дно. Каждая частичка его тела возликовала. Вода хлынула в уши, пузырьки собрались на поверхности кожи, температура упала, и по телу разлилась волна свежести.

Первое, что он заметил, когда всплыл на поверхность, был женский бюст. Точнее, три бюста. Принадлежали они трем явно не местным красавицам. Они свесились с надувных матрасов и с любопытством уставились на то место, где должен был появиться Ричард. Тем временем ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас в дверях отеля мелькнул официант — он явно побежал доложить кому следует. Ричард поприветствовал девушек кивком головы и увидел, что вокруг него расплывается грязное пятно. Он посмотрел на пятно, на девушек, а потом сказал:

— Да уж, нелегкий выдался денек.

Затем он опозорился, не в состоянии ослабевшими руками подтянуться на бортике бассейна, и вынужден был сдаться и подплыть к ступенькам, чтобы выбраться из воды.

Оставляя мокрые следы, Ричард дошел до мужского туалета, склонился над раковиной и начал жадно поглощать воду из-под золотистого крана. Он пил, не в силах остановиться, и вода с шумом падала в пустой желудок, будто это были потоки, сбегавшие вниз ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас с Асуанской дамбы. Когда он оторвался, слегка утолив жажду, и посмотрел в зеркало, то ему стало еще хуже. Теперь он понял, что предстало перед глазами тех женщин: пятидневная борода, воспаленные глаза, на губах — запекшаяся кровь, и такие спутанные волосы, что они даже не намокли. Но в глаза Ричарду бросилась не грязь, а то, во что его превратили голод и жажда. Он сорвал с себя рубашку, окунул ее в холодную воду и стал мыть ею подмышки, когда за ним следом вошел арабский бизнесмен. Белые одежды шелестели на нем, он нервно поглядывал на полуголое привидение у раковины, пока сушил усыпанные ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас драгоценностями руки, а Ричард бессмысленно уставился в зеркало. От мужчины исход ил аромат мыла и крема для бритья, Ричард учуял даже запах его кожаного портфеля. Вероятно, он только что с удовольствием съел салат из свежей зелени в буфете и готовился к заключению сделки по закупке турецкого кофе и мятных сладостей.

Когда араб вышел, Ричард надел рубашку и задрожал оттого, что прохладный воздух повеял на мокрую поверхность ткани. Надо во что бы то ни стало устроиться в гостиницу и завалиться спать. Еще утром у него снова поднялось настроение от осознания того, что до Хартума осталось совсем ничего. Но вот ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас он здесь. Несколько часов спустя. Спустя неисчислимое количество часов. И все еще неясно, что же будет дальше. Каждый раз, когда он думал, что все уже позади, очередное препятствие возникало у него на пути. «Все дурные сны когда-нибудь заканчиваются, — сказал он своему отражению. — Даже самые страшные грёбаные кошмары не могут длиться вечно».

И кое-что действительно изменилось к лучшему. Сейчас ему было прохладно, где-то рядом была еда, хоть и недоступная ему в данный момент. Глубоко вздохнув и высоко подняв голову, он открыл дверь и столкнулся нос к носу с официантом и администратором.



— Вот он! — сказал халдей. — Это он прыгнул прямо ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас в бассейн!

Служащий отеля, индиец с красивой внешностью кинозвезды, оглядел Ричарда с головы до ног и не нашел подходящих к случаю слов.

— Простите, сэр?

— Я слушаю вас.

— Вы… наш постоялец?

— Скоро буду. Я хотел бы снять номер, если вы не против.

Индиец часто-часто заморгал и сказал:

— Отлично. Следуйте за мной, пожалуйста.

— Спасибо. Всенепременно.

Они прошли обратно в вестибюль гостиницы. Администратор зашел за стойку.

— Вы хотели бы поселиться?

— Да, если можно.

— На какой срок?

— Пока не знаю.

Мужчина заглянул ему через плечо:

— У вас есть с собой багаж?

— Нет. А у вас есть свободные номера?

— Да-да, у нас ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас есть номера.

Индиец засуетился за стойкой.

Ричард важно огляделся по сторонам, скрестив руки на груди. Под ним образовалась лужа из воды, стекавшей с брюк. Как только он поселится, сразу закажет в номер что-нибудь поесть и сделает пару телефонных звонков — попросит Боба (его босса) прислать денег, — свяжется с посольством по поводу паспорта и попытается дозвониться до отеля в Вади-Хальфе, а потом сможет наконец выспаться. Ужасное ощущение полной неплатежеспособности, которое отравляло ему жизнь последние дни, ушло, и он с трудом скрывал свою радость.

— Будьте добры, дайте ваш паспорт.

Ричард был готов к этому вопросу.

— Простите, — беспечно произнес он, — у ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас меня нет с собой документов.

— У вас нет паспорта?

— Боюсь, что так.

— Но мы не можем поселить вас без паспорта. Местные власти запрещают…

— Я все прекрасно знаю, но мой паспорт находится в посольстве Великобритании.

— Что вы имеете в виду, сэр?

— Мне пришлось подать документы на оформление нового паспорта, так что если бы вы дали мне ключи от номера…

— Мне очень жаль, но это невозможно. У нас инструкция…

— Я все понимаю, — грубо перебил его Ричард, потому что у него сдали нервы, — но придется сделать исключение. Мне нужно выспаться! Так что дайте мне ключи, а паспорт вы получите — как только, так ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас сразу.

Они уставились друг на друга.

— Это против правил.

— Хорошо, почему бы вам тогда не связаться с кем-нибудь из посольства, и я поговорю с ними. Они объяснят, где находится мой паспорт.

— Посольство сегодня не работает, сэр.

— И что прикажете мне делать? Спать на улице?

— Приношу глубокие извинения, но полиция требует, чтобы мы записывали паспортные данные наших гостей.

— Я все прекрасно понимаю, но разве нельзя сделать исключение? Послушайте, у меня украли все мои вещи: паспорт, деньги, одежду. Как вы думаете, почему я выгляжу как растаявший снежный человек?

— Мне очень жаль, что у вас возникли затруднения, но ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас…

— Ну так помогите мне. Дайте ключи от номера.

Мужчина покачал головой:

— Я не могу выйти за рамки…

Ричард ударил кулаком по стойке портье:

— Точно, а я могу выйти за рамки, так что позовите-ка лучше менеджера.

— Я как раз собирался это сделать, сэр.

Минуту спустя появился менеджер. Шотландец.

Коротко остриженная рыжая борода и обезоруживающая улыбка. Чуть постарше Ричарда. Перегнувшись через стойку, он оглядел Ричарда с ног до головы и сказал:

— Вы и есть тот самый джентльмен, который прыгнул в бассейн?

— Э-эм… Ну да. Прошу прощения, но мне, эх, ну, мне было очень жарко.

— Как и всем нам. Однако мы несколько иначе ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас действуем, когда хотим освежиться.

Улыбка не сходила с его лица.

— Ага, понятно, но…

— Если бы вы сначала поселились в отеле, то мы были бы только рады предоставить в ваше распоряжение наш бассейн…

— Как я уже говорил, я…

— Вместо того чтобы портить наше оборудование и пугать наших постоянных клиентов.

На Ричарда навалилась невыносимая усталость.

— Вы можете дать мне ключи от номера?

— Насколько я понимаю, у вас нет паспорта?

— Нет. Меня ограбили. Когда я ехал на поезде в Вади-Хальфу, какой-то подонок украл у меня рюкзак, и я прошел долгий путь от Абу-Хамеда…

Шотландец не на ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас шутку удивился:

— Вы шли пешком?

— Ну, по крайней мере, я так устал, будто шел всю дорогу пешком. На самом деле меня подвезли, но за четыре дня я практически ничего не ел, и вы просто обязаны мне помочь! Для начала мне нужно выспаться и перекусить, а потом я схожу в посольство и улажу вопрос с паспортом.

— Посольство откроется только завтра утром.

— Я и без вас знаю, — сказал Ричард, готовый кого-нибудь удушить, — и пока я не могу обратиться за помощью к ним, мне придется положиться на вас.

— Я ценю ваше доверие, но все не так просто, как вы полагаете. Если полиции придет ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас в голову провести выборочный осмотр документов, то они сделают так, что нам придется нелегко.

— Все, о чем я прошу, это обед и койка, ради всего святого. Я скоро умру от голода!

— Вы не похожи на человека, который голодает.

Ричард театрально захныкал, обессилев оттого, что его отказываются понимать.

— О господи! Ладно, может, я не помираю с голоду в буквальном смысле, но мой организм обезвожен, и я измотан вконец, и меньше всего мне сейчас хочется разводить полемику о правилах хорошего тона! — И он поднял руки, сдаваясь. — Извини, друг, но я уже на грани — понимаешь, о чем я?

— Я все понимаю ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас, но если вам так уж необходима была наша помощь, то вы вряд ли могли вызвать сочувствие, прыгнув в бассейн в грязной одежде. Мы предполагаем, что наши постояльцы должны соблюдать правила приличия.

— Не вопрос! Я могу вести себя благопристойно.

— Я верю вам на слово, но регистрация в отеле без документов, удостоверяющих личность, считается серьезным правонарушением. Как с вашей стороны, так и с нашей.

— Ну, раз вы не можете меня поселить, может быть, по крайней мере, вы позволите воспользоваться телефоном? Мне надо дозвониться до Лондона и попросить друга сделать денежный перевод.

Шотландец замялся.

— Послушайте, может, я и выгляжу как бродяга, но ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас, вообще-то говоря, я человек приличный. Я работаю архитектором в Лондоне. Если хотите, я дам вам их номер телефона. Да я могу вам дать и номер моих родителей, моей сестры, босса, матери девушки моего стоматолога! Человек десять могут поручиться за меня, если вам это нужно, но скажите мне ради бога, много вы видели туристов, разгуливающих по Хартуму в облике Иисуса, после того как тот провел сорок дней в пустыне?

— Гм, — сухо ответил шотландец, — но ведь Иисус при этом не нырял в чужие бассейны?

«Похоже, что у этого парня есть чувство юмора, — подумал Ричард. — Слава богу».

— Я должен поговорить ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас с менеджером, — сказал он.

— Что? Я думал, вы и есть менеджер!

— Прошу прощения. Пока я только помощник менеджера. Я узнаю, что можно сделать.

И он удалился, оставив Ричарда стоять у стойки с открытым ртом. Бизнесмены заселялись и выселялись, подписав чек с кредитной карты, подхватывали кожаные портфели и двигались дальше. «Элементарно», — подумал Ричард. Он ждал, мечтая о душе, о хорошем обеде и чистых простынях, обо всем, что находилось на расстоянии нескольких лифтовых проемов. Наверняка они не смогут ему отказать. Наверняка они проявят солидарность с земляком-европейцем. Но тут его осенила ужасная мысль: он ожидает, что только из-за белого цвета кожи к нему ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас отнесутся не так, как отнеслись бы к суданцу, если бы тот заявился вонючим, без денег и требовал бы поселить его в гостиницу.

Красивый индиец вернулся через пару минут к стойке администратора и обратился к Ричарду.

— Мне очень жаль, — сказал он, — но без санкции Британского посольства мы не можем удостовериться в правдивости ваших заверений и поэтому не можем взять на себя ответственность поселить вас без удостоверения личности.

— …Вы отказываете мне в размещении?

— Приношу свои извинения.

— Вот блин!

Служащий занялся бумагами.

— И что же мне теперь делать?

Ответа не последовало. Администратор занялся своими делами.

Ричард бросил на него возмущенный взгляд.

— Ладно ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас, — сказал он, — не забудьте поблагодарить вашего коллегу из Шотландии за помощь.

Ричард развернулся и направился к выходу. Какой смысл стоять и пускать слюни по удобствам, которыми «Меридиен» заманивает постояльцев. К тому же он опасался, что если вновь увидит презренного шотландца, то вмажет этому трусу за то, что у того кишка была тонка самому выставить его за дверь. Не имея понятия, куда пойти, он выскочил на улицу. Скоро стемнеет, но теперь ему во что бы то ни стало надо найти «Акрополь» и выяснить, пустят ли они его. По крайней мере, они могли его запомнить. А если нет, то он ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас мог хотя бы попытаться найти того старика с улицы, который угостил его чаем. Хороший человек. Не исключено, что он накормит и приютит Ричарда. «Европеец просит милостыню в Хартуме, — подумал он с горечью, — такого здесь еще не видели».

Так низко он еще не падал. Он не мог понять, каким образом все пошло по наклонной плоскости только из-за того, что он опоздал на поезд. Пытаясь привлечь к себе внимание окружающих, он еще больше усугублял ситуацию, вместо того чтобы исправить ее. Он уже не хотел переночевать в вестибюле отеля в надежде, что его никто не заметит, как он, вероятно, сделал ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас бы раньше. Вместо этого он продолжал идти.

На ум ему пришла цитата из книги Китченера. Во время строительства железной дороги Китченер писал своему стряпчему в Англии, жалуясь, что в этой проклятой стране Бог чинит препятствия на каждом шагу. Ричард теперь понял, что тот имел в виду.

Он мечтал найти телефонный справочник с латинским шрифтом. А по-другому невозможно было найти номера дипломатов, которые обязаны были ему помогать. Они должны оказывать содействие туристам, попавшим в беду, но каким боком они помогут Ричарду, если даже не знают о его существовании? И почему тот шотландец не отнесся к нему по-человечески ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас и не позвонил никуда от его имени? Почему?

Его силы, которые у него еще оставались, наряду с оптимизмом, были исчерпаны. Он мед ленно пошел по саду к воротам отеля, и тут его осенило. А что, если ему заночевать в саду под кустом? Проще не придумаешь. Так он и сделает. А если они его обнаружат, то, возможно, поймут, до какого состояния он дошел, и позвонят куда следует. Его жалкое состояние заставит их сделать это. Он побродил туда-сюда, пытаясь найти, куда бы приткнуться, но портье неотступно следил за ним взглядом. Ричард выругался. Оставалось только пойти прогуляться и вернуться позже, когда ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас все забудут о его существовании. И тогда он тайно прокрадется, но уже не в сад, а в лифт, поднимется наверх и устроится на ночлег в коридоре. Даже если его там не найдут, у него, по крайней мере, появятся силы и четкость мышления, чтобы решить, как ему действовать дальше.

Он снова вышел на улицу. Подсохшая одежда царапала тело, а тяжелый день не стал ни капельки легче.

И тут он услышал, что за ним кто-то бежит. Он услышал голос. Голос с шотландским акцентом. Ричард обернулся и увидел того человека, который оказался не менеджером.

— Прошу прощения, — сказал он, задыхаясь от бега, когда поравнялся с ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас Ричардом. — Я обо всем договорился. Если вы вернетесь в гостиницу, мы предоставим вам номер и всюду позвоним.

— Куда вы направлялись? — спросил шотландец, когда они шли обратно к отелю.

— Я и сам задавал себе этот вопрос. Ваш коллега вернулся от менеджера и вышвырнул меня.

— Я сам переговорил с боссом. Кстати, меня зовут Эндрю. Эндрю Шэнди.

Они пожали друг другу руки. Ричард пообещал себе навсегда запомнить имя человека, который протянул ему руку помощи. Они молча вошли в вестибюль гостиницы. Последнее время Ричард мог надеяться только на себя и, оказавшись под опекой, полностью отключил сознание. Он был доволен тем, что его уда ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас-то ведут, как щенка, едва стоящего на ногах. Эндрю взял ключ у администратора.

— Мы не можем поселить вас на общих основаниях. Мы нарушаем закон, делая это, но если посольство возьмет всю ответственность на себя, все будет в порядке. А пока устраивайтесь.

Ричард уставился на ключ, качающийся у него перед носом. Он не ощутил ни душевного подъема, ни особого облегчения. Слишком долго он этого ждал. Потребуется время, чтобы вернуться к нормальной жизни. Кроме того, он был слишком поглощен мыслями о еде. Он знал, чего хочет: чай с тостом. И все, никаких изысков. Не надо обеда из трех ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас блюд, о котором обычно мечтают люди, вышедшие из тюрьмы или пережившие снежный шторм (в данном случае — вышедшие из пустыни). Он ничего так не хотел, как подрумяненного ломтика хлеба.

Он все еще стоял, уставившись на болтающийся ключ.

— Может, мне вас проводить? — сказал Эндрю, показывая ему, как пройти к лифту. — Да, кстати, прошу простить меня за то, что хмыкнул по поводу вашего голодного вида. Просто здесь каждый день сталкиваешься с такой роскошью, с таким высокомерием, что иногда по горло все надоедает. Страна-то в таком жалком состоянии.

У Ричарда не было сил что-либо сказать. Он пошел за Эндрю по глухим коридорам, от одного ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас вида которых становилось легче. Все избыточные удобства запад ной культуры, раскинувшиеся перед ним, приобрели сюрреалистичный вес. Смысл их был вовсе не в той физической пользе, которую они приносили, а в том, что они позволяли человеку считать себя частью какой-то общности. Он принадлежал к миру телевизоров, холодильников и унитаза со смывом. Все это составляло реквизиты его цивилизации, и какими бы излишними они ни казались, когда речь шла о простом выживании, именно эти вещи заставляли его почувствовать себя дома. Он двинулся к большой чистой кровати.

— Когда вы нормально ели в последний раз? — спросил Эндрю.

— Честно говоря, я и ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас не помню даже.

— Что бы вы сейчас съели?

— Не отказался бы от тоста. Просто чай с тостом. Мой организм больше не выдержит.

— Я позабочусь об этом. И я принесу вам мазь от ожогов.

Руки Ричарда были красными, кожа потрескалась. Лицо — словно маска, приклеенная к голове.

— Спасибо.

К тому времени, как Эндрю закрыл за собой дверь, Ричард уже спал.

Он проснулся посреди ночи в своем убежище, оборудованном кондиционером. Каждая часть тела была окутана прохладой. Пятнадцать минут первого. На столе лежал поднос с давно остывшей едой. Несмотря на несколько часов сна, голова все еще кружилась. Жажда и усталость боролись между собой за право ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас овладеть им. Несколько раз он глубоко проваливался в сон на короткий промежуток времени. Ему снились разные блюда, а живот прихватывало от голода. Но он все еще был очень слаб и не мог двигаться, поэтому снова и снова проваливался в сон, пока жажда не поборола его. Он заставил себя встать, взял с под носа бутылку воды и выпил ее, затем позвонил в службу доставки еды в номер. Аппетит еще не проснулся, но алчное воображение уже разыгралось. Выпив еще воды из холодильника, он свалился в ванную. Ничто, кроме еды, не могло его оторвать от сладкого звука льющейся воды, которая смывала ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас засохшую корку пятидневной грязи с дороги, поэтому когда раздался стук в дверь, он неохотно поднялся.

От одного только вида тоста у него разыгрался аппетит. И он заказал еще, прежде чем официант успел выйти из комнаты. Он осушил два чайника чая и съел все, что ему принесли: тост с яичницей, картофель фри и даже десерт. Полуночная пирушка, о которой он и мечтать не смел. А потом он уснул, объевшись до тошноты, но собирался съесть еще больше, когда проснется.

Когда он все-таки проснулся через некоторое время, его вывернуло наизнанку, и все, что он съел, вышло обратно. Организм готов был расквитаться за ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас все, чему его подвергли, но, по крайней мере, он любезно согласился подождать, пока Ричард не окажется в отдельном номере с водой и, что самое главное, с отдельным туалетом, потому что всю оставшуюся ночь он провел именно там, корчась в судорогах. Чуть позже, когда уже стало светать, он лежал на кровати полностью раздавленный, пригвожденный тяжестью собственной усталости, слишком отупевший, чтобы ясно соображать, чтобы подумать о том, что стало с Фрэнсис. С наступлением дня он уже не понимал, что происходит, и ему едва хватало сил, чтобы продолжать пить, потому что уже это казалось невыносимо трудным — усилие, предпринять которое было выше ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас его сил. Когда он спал, ему снились ужасы, обычно преследующие заболевших людей, а в перерывах между ними он блуждал в потемках и не мог понять, где он.

Звонил телефон. Ричард просыпался, засыпал, снова просыпался. И так, пока тот не умолкал.

У себя в ногах он увидел Эндрю. Тот появился и снова исчез.

Похмелье. Они с братом в лодке. На реке Шаннон.

Голоса. Кто-то говорит. «Солнечный удар. Чтобы поправиться, надо выпить Нил». Воду залили в пищевод. Снова темно.

Еще одна ночь, длинная и одинокая, но на следующий день Ричард спал гораздо лучше. Когда он проснулся, уже наступил ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас вечер, а Эндрю снова стоял у него в ногах.

— Приветствую тебя, мой нежный друг, — пробормотал Ричард и почувствовал, как неприятно у него пахнет изо рта.

— Извини, что ворвался без спроса, но я должен следить за тем, чтобы ты пил. Как ты себя чувствуешь?

Ричард застонал.

— Наверное, я должен был позвать доктора еще вчера. Ты неважно выглядел. И, э-эм, он заставил меня усомниться в своей правоте. Он сказал, что ты спас себе жизнь, когда прыгнул в бассейн. Если бы ты не сделал этого, то изжарился бы живьем.

— Примерно так я себя чувствовал.

— Он очень удивился, что ты вообще добрался ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас.

Эндрю налил Ричарду еще воды.

— На таком солнце, после долгих дней лишений, температура тела могла достичь опасного предела, а все белки в организме поджарились бы…

— Ага, точно, так все и было.

— В общем, еще некоторое время ты будешь чувствовать себя неважно, и тебе придется принять лошадиную дозу таблеток от малярии, чтоб нагнать упущенное.

— Послушай, Эндрю, даже не знаю, что и сказать. Я бы все еще был там, если бы ты не устроил меня сюда.

Эндрю рассмеялся.

— Я спас от тебя Хартум.

— Как давно… Какой сегодня день недели?

— Воскресенье.

— О черт.

Ричард попытался приподняться на локтях.

— Мне просто необходимо срочно поговорить с ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас кем-нибудь из посольства.

— Сегодня заходил третий секретарь, но мне пришлось отправить его обратно. Рабочий день уже закончился. Я позвоню ему завтра утром, как только он появится в посольстве. Тебе все равно сейчас не до этого.

— До этого. Мне надо…

— Тебе надо отдохнуть. И больше ничего. Как можно больше отдыхать. Или будешь расплачиваться за это всю свою жизнь. А теперь порадуй меня, выпей литр воды. Вот молодец.

После того как Эндрю ушел, Ричард зарылся в подушки и начал судорожно соображать. Прошло шесть дней с тех пор, как он сошел с поезда. Целых шесть дней! Фрэнсис, наверное, уже с ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас ума сошла от волнения. Он позвонил администратору гостиницы и попросил дать ему телефонные номера всех отелей в Вади-Хальфе, но ему ответили, что информацию можно получить только утром. А телефонного справочника по всей стране в латинском шрифте нет — нет такого.

Ричард повесил трубку и провалился в глубокий сон.

Он проснулся на следующее утро в панике. Еще одна ночь позади, а он все еще не созвонился с Фрэнсис! Он тут же связался с Эндрю.

— Твой голос звучит бодрее, — сказал шотландец.

— Да, спасибо, а когда появится этот дипломат? Мне просто необходимо с ним встретиться.

— Около одиннадцати, если ты готов к встрече.

— Да, готов ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас. Он должен мне помочь.

— Не беспокойся. Он обо всем позаботится. А пока, может, я смогу помочь?

Ричард подумал. Вот уже неделю он нормально не ел.

— Думаю, я не отказался бы от легкого завтрака.

— Хорошо. Я позабочусь об этом. И еще могу прислать тебе английские газеты, если интересуешься.

— Ага, отлично. Спасибо.

— Что-нибудь еще?

— Ну, раз уж ты спросил, то сочту за счастье получить зубную щетку.

— Будет сделано. Я скажу, чтобы подготовили самое необходимое. Что тебе потребуется? Шорты и несколько рубашек?

— Так точно, если можно.

— Не вопрос. А еще что?

— Думаю, все, если, конечно, ты не собирался ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас предложить мне женщину.

— Только не в этой части света. Здесь ничем помочь не смогу. Но думаю, ты захочешь избавиться от многодневной щетины, прежде чем кореш из посольства заявится к тебе.

— Господи, ты безусловно прав. Не забудь и бритву купить.

— Будет сделано. И еще, хочу предупредить. Он с излишним рвением относится к своим обязанностям. Его фамилия Вебстер. Формалист, но в общем неплохой парень.

Чарльз Вебстер, третий секретарь в посольстве Великобритании, не был таким же приятным в общении, как доброжелательный шотландец. Несомненно, что для него Ричард был очередным путешествующим по Африке беспечным туристом, у которого не хватает ума переправиться из пункта ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас А в пункт Б, не вляпавшись в историю. Во всяком случае, впечатление было именно такое.

Ему было за тридцать. У него было суровое выражение лица и квадратный подбородок. Он стоял у окна с Эндрю и совершенно не интересовался состоянием здоровья Ричарда.

— Вам не кажется, что вы поступили необдуманно, положив документы и деньги в одну сумку? Даже в более предсказуемых частях света туристам настоятельно рекомендуют хранить деньги и документы раздельно, чтобы они не попали в ситуацию, подобную вашей. Надо руководствоваться здравым смыслом.

Эти слова ущемляли его самолюбие, но Ричард не мог ничего возразить.

— И вы сказали, что рюкзак лежал на сиденье ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас рядом с вами — на виду у всех?

— Я сидел в купе.

— У дверей?

— Да, но…

— Дверь была открыта?

— Конечно. Иначе мы бы задохнулись. Послушайте, нам сказали, что в Судане в этом отношении совершенно нечего опасаться.

— Так оно и есть, по сравнению с другими странами, но ограбления все равно происходят — без этого не бывает. И я считаю, что заснуть, положив рюкзак на видное место, — это все равно что пригласить грабителей.

Ричард не знал, что и сказать. Он ожидал, что его погладят по головке и скажут: «Ладно, ладно, бедолага, предоставь нам возможность позаботиться о тебе». А вместо этого ему устраивают допрос с пристрастием ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас.

— Вы ирландец?

— А это плохо?

— Почему же, нет. Но мне необходимо сообщить в ваше посольство в Каире.

Ричард сидел на кровати с полотенцем вокруг бедер, а Вебстер, чистенький и гладенький, в розовой рубашечке и белых брючках, расхаживал по комнате и отчитывал его, как маленького мальчика. Он был хозяином положения. Ричард находился в его власти, и они оба это понимали.

— Как я понял, вы путешествовали один?

Образ Фрэнсис неожиданно предстал перед Ричардом, ясно и отчетливо. Он увидел, как она спит, свернувшись калачиком на полке в купе, не зная, что он отстал от поезда. Что она сделала, когда проснулась? Что ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас она подумала?

— У вас были попутчики? — повторил вопрос Вебстер.

— Да. Я путешествовал со своей девушкой.

Эндрю сильно удивился:

— Господи, а я и не знал.

— И она не побежала с вами за рюкзаком?

Ричард бросил взгляд на Вебстера:

— Конечно, нет. Она спала, когда все произошло, а если бы и не спала, не было времени, чтобы толком обсудить, что делать дальше. Если бы мы оба не спали, я бы махнул на рюкзак рукой и мы вернулись бы в Хартум вместе, но в то мгновение, когда я увидел убегающего пацана, я подумал, что надо его догнать. Там был мой паспорт ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас, билет на самолет, туристские чеки. Без всего перечисленного меня бы не выпустили из Судана.

— И вы не слышали, как отъезжал поезд?

— Слышал, но когда я побежал на поезд, то будто ринулся в сопку реактивного двигателя. Напротив толпа — не пробиться…

— Ну, так где же теперь ваша девушка?

— Не имею понятия.

Вебстер вздохнул, посмотрел в окно на Хартум и сказал:

— Значит, теперь на нас еще одна проблема: турист, пропавший без вести.

— Послушайте, вы должны ее разыскать. Прошло так много дней!

Может быть, воображение Вебстера нарисовало жалкую фигурку Ричарда, который одиноко стоял в пыли и глядел вслед уходящему поезду, потому что он ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас тут же поддержал беднягу и смягчился.

— Да, это первое, что мы должны сделать. Как вы думаете, куда она могла направиться?

— Не знаю. Она понятия не имеет, где меня искать.

— Если у нее есть голова на плечах, то она будет сидеть в Вади-Хальфе до тех пор, пока не получит от вас известий. Вы не знаете, в каком отеле она могла бы остановиться?

— Напротив вокзала есть гостиница. Не могу вспомнить название.

— Я наведу справки. Как ее зовут?

— Фрэнсис Диллон.

— Отлично. Я ее разыщу и дам знать, что с вами все в порядке, и посоветую ей вернуться в Хартум.

— Спасибо.

— Как только вы почувствуете ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас себя лучше, необходимо будет сфотографироваться на паспорт. Захватите их с собой в офис, а мы подготовим все необходимые документы и отошлем все в ваше посольство в Каире. Они сделают вам новый паспорт, но на это потребуется время, а потом надо будет подать заявление на выездную визу. Иначе вас не выпустят из Судана. Поэтому вы застрянете здесь надолго. А что касается денег, то вы должны запросить банк перевести вам необходимую сумму. Я скажу вам название местного банка, где вы сможете получить денежный перевод. А тем временем вы можете оставаться в этой гостинице, если ваш доход это позволяет ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас.

Ричарда не волновало, сколько стоит пребывание в отеле. Те дни, когда ему приходилось мириться с неудобствами, сочтены. Деньги, которые он отложил на квартиру, пойдут на оплату счетов, потому что после того, что ему пришлось пережить, он не собирается проживать в каком попало отеле. И даже в более чем приличном «Акрополе». А когда вернется Фрэнсис, они смогут вместе валяться на огромной двуспальной кровати и наслаждаться всеми благами, вроде кондиционера и других атрибутов роскошной жизни, несовместимых с ее представлением об образе жизни путешественника.

— Как жаль, что ты разминулся со своей девушкой, — сказал Эндрю после того, как Вебстер ушел. — Как думаешь, с ней все будет ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас в порядке?

— Надеюсь, что да. У Фрэн хорошо получается переезжать с места на место, а вот если она застрянет где-то надолго, то может запаниковать. У нее крышу снесет в Вади-Хальфе. Там жарко, как в преисподней, нечего делать, и она понятия не имеет, где меня искать. Местная гостиница — четыре стены посреди пустыни. Вади-Хальфа — это перевалочный пункт, и ничего больше.


documentaracnzt.html
documentaracvkb.html
documentaradcuj.html
documentaradker.html
documentaradroz.html
Документ ЧАСТЬ ВТОРАЯ 3 страница. Если уж раз в жизни забыть обо всех приличиях — то именно сейчас